Проект «Культурное наследие Узбекистана» открывает Америку и Канаду

Впервые за свою пятилетнюю историю Проект издал отдельный том об артефактах культурного наследия Узбекистана именно из частных собраний коллекционеров США и Канады, открывая для себя и читателей все многообразие американских собраний узбекистанского наследия. Без преувеличения: альбом включает образцы крупнейших и уникальных по своему составу артефактов! 

Подготовка к изданию «Культурное наследие Узбекистана в частных собраниях США и Канады» велась на протяжении двух лет. Мы попросили куратора XXXI тома нашу соотечественницу Ирину Богословскую, известного в Узбекистане и за его пределами искусствоведа, жизнь которой проходит между двумя странами – Узбекистаном и США, рассказать о специфике сотрудничества с коллекционерами из США и Канады, об авторах издания и о ценности добрых связей, профессиональной и человеческой дружбе с коллегами из-за океана. 

«Филантропы, ученые, исследователи США и Канады — высокие профессионалы своего дела, настоящие энтузиасты и подвижники. Они заботятся о сборе, реставрации и сохранности образцов декоративно-прикладного искусства Узбекистана, бережно сохраняя узбекское наследие, и работают в тесном сотрудничестве, охотно помогая друг другу. Если вы попадете в сеть любителей, например, Среднеазиатского искусства и завоюете их доверие, перед вами откроются многие двери одновременно.  
Помимо тесного контакта с музеями, коллекционеры периодически встречаются, объединяются, основывают клубы по интересам, обмениваются информацией, «хвастаются» своими новыми приобретениями.

Один из самых известных клубов, направленный на Восток — клуб «Хаджи Баба» (Hajji Baba), основанный в Нью-Йорке еще в 1932. Под его эгидой я впервые встретилась с американскими энтузиастами по искусству Средней Азии.

Собиратели отправляются в путешествия по странам, чья культура, искусство и традиции им наиболее близки и интересны. В 2010 году состоялся специальный тур коллекционеров в Узбекистан, организованный Музеем текстиля в Вашингтоне. Во время путешествия возникли прочные связи между специалистами наших стран, которые оказались особенно значимыми и плодотворными для нашего будущего альбома.

Завоевать доверие и расположение нелегко, особенно на Западе, «за океаном» — порой на это уходят годы. В моем случае процесс начался в 1995 году, когда в Ташкент приехали ученые из США Энди Хеил и Кейт Фитц Гиббон, — они собирали материал для будущего альбома об уникальных абровых тканях коллекции доктора Гидо Голдмана. Совместная работа над этим альбомом поспособствовала в дальнейшем и знакомству с самим Гидо Голдманом, который помог «открыть многие двери» к содружеству с другими коллекционерами и музеями. Он говорил: «Если бы я мог наслаждаться только одним видом искусства в своей жизни, то ответ был бы очевиден — это узбекский текстиль».  Большую часть своей коллекции доктор Гольдман передал в дар 13 музеям США, в том числе — Галерее Артура Саклера и Музею текстиля в Университете Джорджа Вашингтона, округ Колумбия.

Дружба с Гидо Голдманом не прерывалась многие годы, а в 2019 году известный коллекционер пригласил на званый обед председателя правления Всемирного общества по изучению, сохранению и популяризации культурного наследия Узбекистана Фирдавса Абдухаликова вместе с командой Проекта и авторами будущего тома. 

К великой скорби, 30 ноября 2020 года Гидо Голдмана не стало. За свой вклад в искусство д-р Гольдман был избран в Академию наук Узбекистана в 1998 году, был почетным гостем и основным докладчиком на конференции в Вашингтоне в сентябре 2019 года, где Северной Америке был представлен проект «Культурное наследие Узбекистана в мировых коллекциях». Его огромный авторитет и поддержка немало способствовали работе Проекта в сотрудничестве с другими коллекционерами узбекского искусства в Северной Америке.

Особенностью тома является то, что часть статей написана самими владельцами коллекций, а другая – специалистами, занимающимися изучением текстиля. Альбом открывается исследовательской работой профессора Эльмиры Гюль, которая знакомит с историей создания коллекции Мерилин и Маршала Вульфов, живущих в Канаде. Увлеченные коллекционированием еще с 1960-х годов, сейчас они являются обладателями редчайших по красоте и значимости сюзани, ковров, ювелирных изделий декоративно-прикладного искусства Узбекистана и других регионов Центральной Азии.




Мунисак – женский халат
Бухара, третья четверть XIX в. Шелковый бархат (бахмал) с дополнительным абровым крашением основы (икат).  
Коллекция Мерилин и Маршалла Вульфов (Канада) 



Попона
Бухара или Шахрисабз, конец XIX в.
Основа – хлопчатобумажная ткань, подклад – аброва ткань, вышивка – шелковые нити. Бахрома
Коллекция Мерилин и Маршалла Вульфов (Канада) 


Свою коллекцию — красивейшие сюзани, абровые ткани и предметы быта — в статье «Великолепный текстиль из Узбекистана: личный взгляд» представил Президент Попечительского совета Музея текстиля в Вашингтоне Брус Баганз. Вот один из ярчайших фрагментов его текста, красноречиво отражающий его отношение к любимой теме: «Текстильные изделия из Узбекистана являются одним из кульминационных моментов творческого самовыражения человечества в текстильном искусстве. Разве они не делают ваши колени слабыми, и не заставляют ваше сердце биться чаще?»…



Сюзани с большим медальоном
Бухара, возможно XVIII в.
Высота: 296 см, ширина: 187 см.
Коллекция Брюса П. и Олив В. Баганз (США)

Младший куратор Отдела костюмов и текстиля Музея искусств округа Лос-Анджелес (LACMA) Кларисса Эсгуэрра в 2019 году курировала выставку «Сила узора: икаты Средней Азии», представлявшую предметы коллекции четы Дэвида и Элизабет Рейсбордов, которые с 1982 года приобретали центральноазиатский текстиль по всему миру у дилеров и других коллекционеров. С этими и другими образцами богатейшей коллекции знакомит научный материал Клариссы. К слову, доктор Рейсборд родился в Советском Союзе, куда его отец, натурализованный гражданин Соединенных Штатов родом из Украины, и мать, урожденная американка, перебрались, не найдя работу в США во время Великой депрессии. В начале Второй мировой войны семья двинулась в восточном направлении по Транссибирской магистрали и в итоге обосновалась в Лос-Анджелесе. 


Илгич
Узбекистан, вероятно, Бухара. Конец XIX – начало XX вв.
Шерстяное полотняное переплетение, валяное, хлопковое полотняное переплетение с вышивкой шелковыми нитями тамбурным швом, вышивкой шелковыми нитями двойным тамбурным швом, манипуляции с петлями из шелковых сдвоенных нитей основы и бейка из хлопковых сдвоенных нитей, сотканная на дощечках.
Коллекция Дэвида и Элизабет Рейсбордов (США)

Настоящий энтузиаст текстиля, старший советник американского Инвестиционного фонда «Элит» коллекционер Роджер Пратт в своей статье «Удовольствие от коллекционирования текстиля: головные уборы Шелкового пути и не только…» делится своеобразной точкой зрения: «Почему я коллекционирую узбекские головные уборы? Старый кулох – редкий шлемовидный головной убор – отличается своей техникой вышивки, характерной для сюзани. Вышитая крестиком шапочка дервиша цвета слоновой кости из Шахрисабза с каллиграфической золотой вышивкой излучает чувство умиротворения и бесконечности Божественного творения, а дизайн, форма и цвет некоторых тюбетеек мне напоминает дыни и арбузы на рынках по дороге в Самарканд».


Кулох – головной убор дервиша
Конец XIX в.
Вышивка шелковыми нитями
Коллекция Роджера Пратта (США)


Пул халта – мешочки для монет
Шахрисабз, XIX век.
Вышивка шелком, шов ироки.
Коллекция Роджера Пратта (США)

Американский исследователь Адам Альбион в 1997 году впервые приехал в Нукус для участия в международной конференции. Настоящий подарок  судьбы — визит в Государственный музей искусств им. И. В. Савицкого — стал стимулом для формирования его будущей коллекции, которая в течение 20 с лишним лет пополнялась традиционными артефактами, а ныне включает в себя все основные виды каракалпакского искусства: ковровые изделия, предметы одежды и обуви, вышитые предметы быта, конское снаряжение, ювелирные украшения и т. д. 


Кызыл киймешек
Ритуальный (свадебный) нагрудно-головной убор каракалапской девушки.
Конец XIX-начало XX в.
Коллекция Адама Альбиона (США)

Доктор Дэвид Пейли, сертифицированный анестезиолог Центра микрохирургии позвоночника в Вашингтоне, коллекционирует икаты с 1976  года и, хотя в его коллекции лишь около двух дюжин образцов иката (абровых тканей), созданных на территории Узбекистана, все они отобраны тщательнейшим образом и отображают развитие техники за прошедшее столетие. Коллекцию этих тканей и других образцов текстиля представляет в своей статье Энди Хеил, который на протяжении более чем 45 лет является независимым экспертом текстиля Узбекистина и автором известного альбома «Икат» о коллекции Гидо Голдмана, созданного совместно с Кейт Фитц Гиббон.



Мунисак – женский халат
Бухара, третья четверть XIX в. Шелковый бархат (бахмал) с дополнительным абровым крашением основы (икат)
Коллекция Давида Пейли (США)

Томас Коул, проницательный автор, пишущий об античном текстиле Центральной Азии, автор трех книг, посвященных старинным коврам, создает свою Узбекскую коллекцию в начале 1970-х, когда вышивка лакаев и кунгратов впервые появилась на Кабульском рынке. По мнению Коула, они имели немного мистический внешний вид, визуально великолепные, экзотические и даже «психоделические». Красочная, динамическая эстетика текстильного искусства Узбекистана самодостаточна! 
 

Выражаю огромную благодарность всем нашим авторам, коллекционерам США и Канады, так много сделавшим и продолжающим беречь и сохранять подлинные артефакты Узбекистана.

Ирина, Богословская, искусствовед, кандидат наук».

***
Исследовательские инициативы, реализуемые проектом «Культурное наследие Узбекистана в собраниях мира», направлены на изучение, сохранение и популяризацию культурного наследия Узбекистана, осуществляются при поддержке международной нефтесервисной компании Eriell Group.