Герберт Машнер: 73 000 фотографий и 1321 лазерных сканов за 12 дней!

В рамках программы «Новый Узбекистан. Новый взгляд» Всемирное общество по изучению, сохранению и популяризации культурного наследия Узбекистана под руководством Фирдавса Абдухаликова совместно с американской компанией Global Digital Heritage реализует проект по оцифровке исторических объектов, памятников и архитектурных сооружений Узбекистана в формате 3D. Команда Global Digital Heritage во главе с доктором Гербертом Машнером побывала в исторических городах Узбекистана. Уникальная технология, которой владеет команда, позволяет провести цифровую реконструкцию исторических объектов и получить доступ к ним в формате VR — дополненной реальности. Мы встретились с господином Машнером и попросили ответить его на некоторые наши вопросы. 



Как родилась идея проекта и кто был его инициатором?

Весной 2020 года мы закончили проект в Шардже, и Eisa Yousif, директор департамента археологии, вместе с которым мы работали, рассказал мне о грандиозных памятниках Узбекистана. Я приехал в вашу страну на пять дней, чтобы убедиться лично в его словах. После того как были решены все орг. вопросы, команда Global Digital Heritage оказалась здесь.

Расскажите, на каких локациях проходили съемки?

Мы просканировали мечеть Бибихоним, мавзолей Гур Эмир, внутри и снаружи, и склеп, расположенный под ним. Мы просканировали гигантские статуи Амира Темура — в Самарканде, Шахрисабзе и Ташкенте. В Шахрисабзе — мемориальный комплекс Амира Темура и Дворец Ак-Сарай. Мы провели четыре дня в Регистане, и занимались преимущественно внешним сканированием музея, мечети и некоторых других объектов. Всего посредством лазерных сканеров мы сделали 73 тысячи фотографий и 1 321 сканирование.

Вы впервые работаете в Средней Азии?

Да, Узбекистан — наш единственный проект в Центральной Азии. Мы постоянно перемещаемся по миру: в Северной Африке мы работаем в Марокко, в Юго-Восточной Азии — в Шардже, в Восточной Европе — в Турции и Боснии. В Узбекистане мы будем работать на протяжении нескольких лет. Мне интересна Бухара, я хочу побывать в пустыне и увидеть археологические артефакты. Мне интересен Термез,  раритеты эпохи зороастризма и артефакты буддизма. 

Узбекистан — это огромный проект: в каждой из двенадцати областей страны есть памятники, достойные сканирования. Но чтобы охватить его целиком, мне понадобится помощь нескольких команд, пару лет времени и десяток рабочих визитов в страну. А это несколько выходит за рамки нашей миссии. Это означает: если бы я делал проект за счет собственного финансирования, мне пришлось бы отменить все остальные свои проекты, и творческие и коммерческие.

Вы привезли в Узбекистан образовательную программу для молодежи, расскажите о ней.

Это — серия тренингов, на которых наша команда обучала специалистов из Узбекистана технологиям воссоздания 3D-макетов исторических памятников. В рамках проекта состоялись тренинги для студентов из различных профильных вузов по освоению цифровой и трехмерной виртуализации и геопространственной информатики. 

Поговорим о сайте, на котором любой житель мира получит доступ к результатам цифровая реконструкции исторических объектов, воссозданных вашей командой.

Скоро сайт будет усовершенствован и удобно структурирован, на нем в полном объеме будет представлен наш каждый проект. Культурное наследие Узбекистана – это достояние народа. Оно принадлежит всем, и наша миссия – вернуть его людям. То, что мы делаем, поможет сохранить и показать потомкам наше прошлое. Используя все наши возможности, мы реконструируем объекты и показываем, как они могли бы выглядеть в реальности.
 


Расскажите о вашей команде. 

Основной состав команды — семь человек: двое из Словакии, один из Испании и четверо из США. Кроме штатных сотрудников, в Global Digital Heritage работает десяток специалистов из Испании, Португалии, Боснии, Словакии, мы привлекаем их к работе над некоторыми проектами. Помимо работы в GDH, у каждого из нас есть свой бизнес. Но команду, прибывшую сюда, мы подбирали специально для Узбекистана, и все очень довольны этим проектом. Мы успели  сделать гораздо больше, чем было запланировано. 

Какова роль, обязанности и особенности каждого человека в вашей команде?

Каждый из нас может все. Четверо из нас умеют управлять дроном, а наш сотрудник из Испании — лучший оператор в мире! Фотографировать может каждый, в том числе мой сын Александр, но наш фотограф из Словакии — один из лучших в мире, он работал в Милане и Париже два десятилетия, фотографировал самых известных политиков Европы и США. Трое специалистов, работающих со сканерами, входят в мировой ТОР-10. И поэтому за десять дней поездки мы собрали огромное количество данных. Твердо могу сказать: ни один в мире проект никогда не работал в таком объеме. Но впереди еще много работы: десять дней мы собираем информацию, а тридцать дней уходит на ее компьютерную обработку.

Что можете рассказать о вашей работе с дронами? 
 

Мы используем дроны китайской компании DGI, снабженные отличными 20-мегапиксельными камерами. А значит, они делают красивые снимки и видео. Без дронов мы не смогли бы реализовать этот проект, а дроны в вашей стране использовать запрещено… Мы боялись, что нас ждет провал! Но нет. Тот факт, что Проект смог добиться разрешения на использование дронов в нашей работе, в буквальном смысле изменил мир к лучшему. 

Поделитесь своими впечатлениями об Узбекистане вне работы по проекту. Вы что-то знали о нашей стране до приезда?

Я понятия не имел об Узбекистане до приезда сюда. Хотя в 80-е годы прошлого века я два года изучал русский язык, и даже прошел курс лекций, посвященный жизни в Советском Союзе. Но это были, по большей части, стереотипные данные. А здесь я увидел настоящую жизнь колоритных людей, одетых в традиционную одежду — это впечатляюще. У вас не очень хорошие дороги. Но еда и вино прекрасны. Мужчины — щедры и красивы, а женщины — прекрасны и умны. Погода хорошая, пейзаж отличный, памятники впечатляющие. Я очень рад здесь побывать.

Глобальный проект по оцифровке исторических объектов, памятников и архитектурных сооружений в формате 3D реализуется совместными усилиями Всемирного общества по изучению, сохранению и популяризации культурного наследия Узбекистана, НАЭСМИ Узбекистана, Агентства кинематографии Узбекистана и американской компании Global Digital Heritage (USA).